птица

СОЕДИНЕНИЯ I. Маленький коллаж с примечанием

«Всё несравнимо. Ибо каждым всё наедине пропето
с самим собою; и в словах ничто нам не открылось;
что можем мы назвать? есть только кротость –
истинная божья милость,
когда согласные друг с другом мы: сиянье это
и взгляд, к нам прикоснувшийся, быть может,
и есть то самое, в чем нашей жизни таинство и суть.
Тому ж, кто борется, чтоб нечто повернуть,
мир не откроется; кто знанье слишком множит,
тот не заметит вечного. Как эту ночь, что велика.
В ней защищенным чувствуешь себя, деля массивы звезд
на части равные: легка тогда река.
Как мощен звездный мост!»

Райнер Мария Рильке. Ночной ход (пер. Николая Болдырева)

«… Этим сосудом откровения может стать все: забытая лейка, брошенная на пашне борона, собака, греющаяся на солнце, убогое кладбище, калека, крестьянская хижина – каждый из этих предметов, как и тысячи прочих им подобных, мимо которых взгляд обычно скользит с будничным равнодушием, в какой-то момент, приблизить который я не властен, внезапно может принять возвышенный и трогательный облик; наша речь слишком бедна, чтобы описать его.
<…> однажды вечером, наткнувшись под кустом орешника на лейку, забытую там мальчиком – помощником садовника, и глядя на эту лейку, на наполнявшую ее темную от тени дерева воду, на жука-плавунца, перебегавшего по глади воды от одного темного берега к другому, на все это скопление мелочей, я с дрожью, пронзившей меня от корней волос и до пят, почувствовал прикосновение бесконечности, и на языке у меня шевельнулись слова, которые, я знаю, найди я их, заставили бы херувимов, в которых я не верю, спуститься на землю <…>. Я молча ушел с того места. <…> В такие мгновения самая ничтожная тварь: собака, крыса, жук, засохшая яблоня, сбегающий с пригорка проселок, поросший мхом камень значат для меня больше, чем самая прекрасная, самая страстная возлюбленная счастливейшей из ночей, когда-либо испытанных мною. Эти немые, а порой и неодушевленные создания отвечают мне такой осязаемой полнотой любви, что и вокруг них для моего растроганного взора уже нет ничего неживого. <…> Тогда мне начинает казаться, что в моем теле заключена бесконечная совокупность шифров, открывающих мне вселенную. Или что наше отношение ко всему сущему могло бы быть иным, более проникновенным, если бы мы начали мыслить сердцем. Но как только спадают с меня эти диковинные чары, я делаюсь бессилен сказать о них что бы то ни было; я так же мало способен разумно описать эту объемлющую меня и весь мир гармонию или мое ощущение этой гармонии, как сказать что-либо определенное о процессах в своих внутренностях или о токе крови в моих жилах».

Гуго фон Гофмансталь. Письмо <лорда Чэндоса> (пер. А. Назаренко)

«Я надеюсь найти (то), чего так не хватает всем людям, это… Нечто человеческое, утраченное некогда в обретении иного, чуждого».

Алексей Мартьянов

«Человеком владеет любовь, а любит он то, что уходит»

Уильям Батлер Йейтс (или Фридрих Ницше??)

Это, по большому счёту, об одном и том же. Сокровенное бытие есть бытие человеческое, вне слов и притом – вечно уходящее…
птица

Хуго Балль

птица

Юрий Витальевич Мамлеев (11.12.1931, Москва - 25.10.2015, там же)

Вчера умер Юрий Мамлеев. Значение его личности и его творчества для России огромно. Он жил во время, когда духовная обстановка далеко не способствовала (и не способствует по сию пору) высказыванию тех истин, которым он посвятил свою жизнь. И тем не менее, возможно - парадоксальным образом - именно в это время и должен был прозвучать его голос "из подполья". Благодаря Мамлееву есть ответы на многие вопросы и многое поставлено на своё место. Без всякого преувеличения он не только продолжил традицию Достоевского и Платонова, но и заложил фундамент новой русской метафизики. В своих исканиях мы будем обращаться к нему не раз - не только к раннему, но и к позднему периоду, который - нет ничего важнее! - даёт нам надежду. Надежду, что дорога ещё не кончена.
Я познакомился с его книгами в середине 90-х. Вспоминаю сейчас, как, сидя в читальном зале Республиканской библиотеки, с волнением перелистывал страницы "Московского гамбита", а потом и "Шатунов", как в 98-м в Петербурге добывал том его "Избранного". Эти тексты были подобны шоку, в хорошем смысле. Ну, и "Судьба Бытия", конечно, - ещё в журнальной публикации, в "Вопросах философии". Позже... позже у меня с Ю.В. были поистине мистические совпадения, когда казалось, что он каким-то фантастическим образом своими текстами обращается ко мне лично, упоминая в том числе и людей из моего окружения, и некоторые жизненные ситуации. Так что тем, каков я есть сейчас, я обязан в том числе и заочному диалогу с ним.
Спасибо Вам за всё, Юрий Витальевич!
птица

Встреча с прошлым

Из поездок по России в последние годы часто вспоминаю случай в Оренбурге. Я оказался там поздней осенью 2012-го, стоял собачий холод, а впереди был целый день одинокого блуждания по городу. Оглядевшись, я зашёл в какую-то столовую на Советской, чтобы согреться и перекусить. Взял что-то банальное - картофельное пюре, котлету и, совершенно буднично, - пару кусков чёрного хлеба, лежавшего в нарезке на подносе. Это оказался хлеб моего детства... У нас в Уфе такой чёрный высокий круглый хлеб массово пекли примерно до 1984-1985 года, а потом он вдруг исчез, сразу и навсегда. Ни один хлебзавод и ни одна пекарня больше его не пекут... а так жаль. Вместо него "Уныш", который я терпеть не могу. И вот, за триста с лишним километров от родного города, в холодном пред-зимнем Оренбурге я вдруг снова почувствовал себя мальчиком из далёких уже 70-80-х, не хватало только дольки чеснока, чтобы как в старые времена натереть им хрустящую коричневую корочку и безмятежно наслаждаться вкусом свежего чёрного хлеба... это дорогого стоило.
Поездка та, кстати, не обошлась без приключений, Оренбург вообще оказался одним из самых ярких и сложных городов которые я видел, но в первую очередь вспоминаются не местные красоты и не ДТП, в которое мы с женой попали на обратной дороге, а именно этот самый хлеб, хлеб моего детства.
Так я и не знаю, как он называется...
птица

Фернандо Пессоа

Вышла моя статья в журнале "Гвидеон" (проект "Русский Гулливер"), посвященная Фернандо Пессоа. Статья старая, для этой публикации несколько переработана. Честно говоря, боялся оказаться в одном журнале с Н.Ф. Болдыревым (с Николаем Фёдоровичем мы лично познакомились в прошлом году в Челябинске), и вот мои опасения сбылись. Почему-то в последнее время я склонен стыдиться своих опусов... впрочем, о качестве судить читателям.
птица

Мини-френдоцид

Провёл некоторую оптимизацию френдленты, удалив явно ангажированные журналы, отдельных (не всех!) мертвецов и тех, к кому утратил всякий интерес.
птица

Юрий Мамлеев нуждается в помощи

Оригинал взят у karpets

Мамлеев - единственный ныне живущий великий русский писатель.
Операция в четверг, по словам врачей, прошла планово. Юрий Витальевич уже переведен из реанимации в палату, но находится в тяжелом состоянии.
Очень нужны деньги на лекарства и сиделку. Пока что все на супруге. Также важно навещать Юрия Витальевича, он в Институте Герцена.
По всем вопросам можно звонить 8-985-182-02-11.

перевести на счет в Яндекс-деньгах:
410011377359023

перевести на счет в Сбербанке:
Получатель: Мамлеев Юрий Витальевич
Банк: Сбербанк (Вернадское отделение)
Номер банка: 9038/01501
Счет банка: 30101810400000000225 (восемь нулей!)
Адрес банка: Мичуринский проспект 31 к.4
Номер счета получателя: 42306.810.6.3818.2107393
INN: 772912247860
BIC: 044525225